На главную страницу

 
Пусть я буду лекарством, кому нужно лекарство;
Пусть я буду рабом, кому нужен раб;
Пусть я буду мостом, кому нужен мост.
/"Поэма о бодхисаттве" (Шантидэвой VIII вв.) /

ТЕРМИНЫ


 А  Б  В  Г  Д  Е  Ё  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Ы  Э  Ю  Я

НАГАРДЖУНА
(II в. н. э. ?) - великий буддийский философ, создатель относящейся к Махаяне философской школы мадхьямака (шуньявада). Нагарджуна происходил из брахманского рода из южной Индии. В юности он был учеником одного индуистского йогина, который научил Нагарджуну и ею друзей становиться невидимыми. Юноши использовали эту способность весьма легкомысленно: они стали проникать в царский гарем и развлекаться с его обитательницами. Царь, однако, очень скоро понял, в чем дело, и переловил всех невидимок, кроме Нагарджуны. Их гаремные развлечения закончились на плахе, а Нагарджуна был настолько потрясен последствиями легкомыслия и привязанности к чувственным удовольствиям, что немедленно стал буддийским монахом, отправившись на север, в знаменитый монастырь Наланду. Плодом его напряженных размышлений стало видение, определившее характер философского учения Нагарджуны. Он увидел ступу, окруженную Буддами и бодхисатт-вами. Нагарджуна открыл ступу и увидел внутри еще одну, точно такую же. Тогда он решил найти самую первую, исходную ступу. Он открыл вторую ступу и увидел внутри такую же третью, в ней - четвертую и так далее до бесконечности. И тогда понял Нагарджуна, что никакой первой ступы, иначе говоря - первосубстанции, первоосновы, - нет и не может быть. Это понимание сделало его достойным обрести сутры праджня-парамиты, Запредельной Премудрости, скрытые за пятьсот лет до того Буддой у змеев-нагов. Нагарджуна спустился в подводный дворец царя нагов и обрел там сутры праджня-парамиты, медитация над которыми и привела его к разработке философской системы (или, быть может, "антисистемы"). Нагарджуна много лет был настоятелем знаменитого монастыря-университета Наланда, однако в старости он вернулся в родные места, куда его пригласил правивший тогда царь, надеявшийся на то, что Нагарджуна станет его гуру, духовным наставником. Нагарджуна согласился, и царь построил для него новый монастырь, получивший позднее название Нагарджунаконда (его руины сохранились до нашего времени). Для принца-наследника Нагарджуна даже написал трактат "Ратнавали", особенно интересный для изучения социологии знания в древней Индии, поскольку материалы трактата показывают, какой объем философского знания был доступен мирянам (в буддизме всегда считалось, что философское умозрение-дело монахов, "носящих желтые одежды", а не мирян домохозяев, "носящих белые одежды").

НАРОПА
(1016-1100) - мастер йогической практики (см. Йога), учитель Марпы, основателя школы кагъюдпа, автор более 30 сочинений по разл. вопросам культовой практики буддизма, один из 84 сиддхов, биография к-рого включена в тибетский канон (Ганджур-Данджур).

НИДАНЫ
(санскр., пали, букв. "цепь", "связь"). Термин обозначает процесс перерождения живых существ, представляющий собой "колесо", образуемое 12 ступенями. Все они должны быть преодолены. Первой ступенью является неведение (авидья), называемое первой причиной существования. Затем, основанные на неведении - кармич. результаты (санскара). За кармич. результатами следует индивидуальное сознание (виджняна), затем - определяемый им ум и его выражение в опред. форме (нама-рупа). Далее следуют шесть чувственных способностей и их функции (шадаятана), касание (спарша), чувство (ведана), желание (тришна). Желание порождает привязанность к бытию (упадана), к-рая в свою очередь определяет возникновение (бхава) и невозникновение. Возникновение влечет рождение (джати). Рождение - конечный результат кармы, за ним следуют старость, вместе с горем, огорчениями, печалью, нуждой и отчаянием, и смерть (джара-марана). Синонимами Н. в палийском языке был термин патичча-самуппада, в санскрите - пратитья-самутпада, т. е. закон зависимого происхождения (см. "Колесо жизни").

НИРВАНА
(угасание, прекращение) - термин, обозначающий состояние освобождения от страданий. Как врач, сообщающий больному благоприятный прогноз, Будда утверждает, что, несмотря на страдание, пронизывающее все уровни сансарического существования, существует состояние, в котором страдания больше нет, и что это состояние достижимо. Это и есть нирвана. Само слово "нирвана" (пали: ниббана) восходит к санскритскому корню "нир" со значением "угасание", "затухание" (например, угасание светильника или прекращение волнения моря). На этом основании буддологи XIX в. часто строили свою теорию нирваны как полного прекращения жизни, некоего полного умирания, после чего обвиняли буддизм в пессимизме. Однако буддийские тексты вполне отчетливо указывают на то, что угасает или затухает вовсе не бытие. Один из наиболее распространенных образов, использующихся в текстах для пояснения идеи нирваны, таков: подобно тому, как прекращает гореть лампада, когда иссякает масло, питающее огонь, или подобно тому как прекращает волноваться поверхность моря, когда прекращается вздымающий волны ветер, точно так же прекращаются все страдания, когда иссякают все аффекты (клеши) и влечения, питающие страдания. То есть угасают именно страсти, привязанности, омрачения, а вовсе не бытие. С исчезновением причины страдания исчезает и само страдание. Сам Будда никогда не давал прямого ответа на вопрос, что такое нирвана, и старался молчать, когда этот вопрос все-таки задавали. Еще в ранних Упанишадах - брахманских текстах философского характера- говорилось, что об Абсолюте (Брахмане) можно говорить только в отрицательных терминах: "нети, нети" ("не то, не то"), поскольку Абсолют трансцендентен нашему опыту, непостижим для мысли и невыразим в словах и понятиях. Нирвана, о которой учит Будда, - не бог и не безличный Абсолют, и его молчание - не апофатическая теология. Нирвана - не субстанция (субстанций буддизм вообще не признает), а состояние, состояние свободы и особой внеличностной или надличностной полноты бытия. Но это состояние также абсолютно трансцендентно всему нашему сансарическому опыту, в котором нет ничего подобного нирване. Поэтому, даже психологически правильнее ничего не говорить о нирване, чем сравнивать ее с чем-то нам известным, ибо иначе мы немедленно сконструируем "нашу" нирвану, создадим некий ментальный образ, вполне неадекватное представление о ней, привяжемся к этому представлению, сделав, таким образом, и нирвану объектом привязанности и источником страдания. Поэтому Будда и ограничивался самыми общими характеристиками нирваны как состояния, свободного от страданий, или как высшего блаженства (парамам сукхам). Впоследствии буддисты разработают много разных концепций нирваны, но признание ее внезнаковой, несемиотичной природы останется в буддизме навсегда.


 А  Б  В  Г  Д  Е  Ё  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Ы  Э  Ю  Я




© 2003 Alexg
Ассоциация